«ЧЕТВЕРТОЕ ИЗМЕРЕНИЕ – ЭТО МЕСТО ОБИТАНИЯ ДЕТЕЙ И ПОЭТОВ» - Марина Гершенович, поэт и переводчик

В 2005 г. в Санкт-Петербурге издана «Книга на четверых» – проект, в котором Марина была инициатором и участником, издание осуществлено при деятельном участии Творческого Объединения «АЗиЯ». Творческие встречи – презентации проекта прошли в Германии, Америке, Швеции, Молдавии, России. Четыре автора книги – русские поэты, живущие в Германии, Израиле, США и на Украине. Когда-то Достоевский писал об открытости русской культуры, о ее способности вбирать в себя другие европейские культурные языки – разъехавшись по разным странам, русская литература продолжает диалог с нами, из какой бы географической точки он ни шел, каким бы новым культурным окружением ни подпитывался. Она развивается уже в международном варианте. Не теряя при этом ни своей силы, ни своего влияния на нас.

В последние годы Марина Гершенович активно переводит: Киплинга, Машу Калеко, Гертруд Кольмар, Шела Сильверштейна, других авторов; печатается в изданиях и периодике Москвы, Кишинева, Балтимора, Нью-Йорка. Ее подборка вошла в крупнейшую поэтическую антологию «Век перевода-XXI» под редакцией Е.Витковского, издательство «Водолей Publisher». И хотя поэтический перевод – это всегда и безусловно создание нового художественного произведения, переводы Марины Гершенович сохраняют интонацию, дух авторского текста и воссоздают его ткань. Стихотворение – это сгусток опыта, переживания, состояния поэта, выраженное языком ритма, образов, ассоциаций. Поэтические переводы Марины сохраняют и передают именно этот авторский опыт, переживание, состояние.

Поэзия Марины Гершенович ближе всего к пастернаковской традиции: эмоциональность, передаваемая ритмом, строем, образом, точность слова, классический стих. Образы кинематографичны: когда читаешь или слушаешь, твое внимание следует за словом, как за кинокамерой:


Течением река на одичалый плес
выносит мелкий сор, и щепочки, и перья…
А домик твой стоит — как ветер не унес? —
с единственным окном и скошенною дверью.

От сырости порог сосновый почернел,
на кровле дранки нет, лишь хвоя да солома.
Мне хочется сказать, что есть всему предел,
но в этот самый миг выходишь ты из дома,

мой ропот на судьбу и затаенный вздох
опередив своим безмолвным появленьем…
Должно быть, за тобой присматривает Бог.
И, верно, за свое спокоен он творенье.

("Встреча")


И как режиссер, показывая мир вокруг, оказывается способен перевести наше внимание на «внутреннего человека», так «кинематографическое» слово Марины Гершенович способно обратить нас к нашей собственной глубине:


В объятиях седеющей равнины,
где, год прожив, стареешь за двоих,
ни дерева, ни мрамора, ни глины
ты не найдешь для идолов своих.

В окошко глядя, как в пустое око,
зимы бесснежной, где-то в январе,
смиришься с тем, что взгляд твой одиноко
завис на одиноком фонаре.

От созерцанья этого предмета,
когда ничем не хочешь дорожить,
сойдешь с ума, приняв источник света
за новую звезду, и будешь жить.


Сколько бы ни исследовали поэзию и ее законы, загадка ее влияния на нас так и останется нераскрытой, – поэтическое слово, по-видимому, отражает, как зеркало, нечто самое важное в нашем внутреннем мире, когда звучит, вызывает ответный резонанс, так что встречаясь с ним каждый раз чувствуешь благодарность за это точное совпадение.

ИНГА ТОПЕШКО,
из материалов к публикации в газете "Навигатор",
Академгородок, Новосибирск, сентябрь 2006

  Web design by Zlata Barshteyn, 2005.
Copyright © 2005-7, Все права защищены.